Тон 40 на предмете

Лекции и цитаты ЛРХ

Модератор: HoaryDrago

Тон 40 на предмете

Сообщение Адвахов Виктор » 27 апр 2017, 02:30

ТОН 4О НА ПРЕДМЕТЕ
лекция и демонстрация, проведённые 6 июля 1957
Спасибо.
Что ж, теперь вы в курсе.
Вы всегда думали, что потасовка - это что-то нехорошее, и тут я демонстрирую вам пота-совку и говорю, что в этом нет ничего плохого. Но на самом деле... на самом деле, для того чтобы хорошо отработать какое-либо из этих упражнений, в действительности требуется очень много времени.
В академии человек пару недель тратит на курс по общению и, по крайней мере, одну не-делю - на ТУ высшего уровня обучения, прежде чем ему позволят даже близко подойти к ка-кому-либо процессу. Проходит около трех недель, прежде чем кому-то позволят приблизиться к какому-либо процессу. Довольно интересно, да?
И, между прочим, обучение в академии весьма заметно изменилось. Такое заметное изменение произошло лишь в последние четыре или пять месяцев. Однако обучение в значительной степени держится на одном уровне в течение некоторого времени, правда, нам пришлось немало потрудиться над тем, чтобы оно вошло в колею.
Знаете, я множество раз говорил вам: «Вот оно», но все, что я говорю вам сейчас, - это: мы достигли плато. Я не говорю, что мы не сможем подняться еще выше. Я говорю, что курс по общению, эти первые тренировочные шаги, которые вы видели, были... что ж, порой бы-ли трудности с приведением этого курса к окончательному виду, - но он остается неизменным вот уже больше года, и процессы, проводимые прямо в эту минуту, - это те процессы, которые были разработаны в самом начале 1956-го года. Это весьма примечательно. Вы видели некоторые из этих процессов раньше.
Это некий уровень постоянства. Мы просто выполняем их теперь более тщательно.
Вы видели не слишком-то много ТУ высшего уровня обучения. Даже студенты 15-го и 16-го ППК видели лишь немногие из шагов высшего уровня обучения. Эти упражнения начинаются с простого 8-К и идут дальше, через «Обучение повышенного уровня», затем идет Тон 40 на предмете и затем -Тон 40 на человеке. И это - шаги высшего уровня обучения. Эти шаги намного труднее проходить.
Когда человек, выполнив эти шаги, возвращается на курс по общению, он обнаруживает, что что-то изменилось. Теперь он может делать упражнения курса по общению даже с завязанными глазами. Забавно, что инструкторы очень часто говорят: «Почему бы нам тогда не начинать с Тона 40 на предмете? Ведь люди так замечательно выполняют шаги по общению, после того как завершили шаги высшего уровня обучения».
Так что время от времени мы берём кого-нибудь и проводим его по шагам, начиная с То-на 40 на предмете, затем проводим его через курс по общению, - и он либо не способен выполнять Тон 40 на предмете, либо не может проходить курс по общению. Поэтому правильный маршрут наверх, вероятно, примерно такой, какой существует сейчас в академии.
В наши дни обучение в академии - это настоящее приключение, Я думаю, что все присутствующие здесь студенты, которые там какое-то время обучались, например, на вечернем или на дневном курсе «Дипломированного одитора Хаббарда», согласятся со мной. Это весьма примечательная деятельность.
Есть три комнаты, и одна из них используется под курс по общению, который состоит из этих нескольких первых шагов, а другая комната используется под курс высшего уровня обучения. Эта комната расположена внизу, в подвале, где они не смогут снести бетонные стены. И затем у них есть класс КОО, где их обучают шагам КОО.
На ППК - который вот-вот начнётся, 18-ый ППК - берётся именно то, что я вам здесь показывал и что вы отрабатывали на семинарах, и это проталкивается наверх: до ne plus ultra. Все ППК... у каждого ППК есть экспериментальный аспект. Обычно то, что изучается на ППК, в конце концов передаётся на курс «Дипломированного одитора Хаббарда». Сейчас курс «Дипломированного одитора Хаббарда» примерно на уровне 17-ого ППК или немного выше.
Но 18-ый ППК... на носу 18-ый ППК, который начнется в понедельник... на этом курсе мы возьмём те же самые шаги, возьмём в точности те же самые шаги и протолкнём их всем своим весом, с одной единственной целью: узнать, насколько напряжённо можно тренировать людей. Теперь уже нет сомнений в том, что их можно тренировать. Так вот, в этом и заключается экспериментальный аспект 18-ого ППК: выяснить, насколько напряжённо можно тренировать людей. Каков предел прочности у хомо сапиенса? Мы определённо можем найти этот предел у хомо сапиенса, раз уж мы можем сломать саентолога. И это, на самом деле, именно то, что публично будет происходить на 18-ом ППК.
Я сочту полнейшей неудачей, если на 18-ом ППК найдётся хотя бы один студент, который ни разу не сбежит во время курса; который не бросит его, не направится к двери со сло-вами: «Это невозможно. Никто не сможет вынести такого», и не попытается свалить куда-нибудь подальше. Так вот, это... это грядущий 18-ый ППК.
Теперь, чтобы дать вам некоторое представление: я замечаю, что пара инструкторов подняли воротники своих плащей, чтобы их никто не узнал.
Мы думаем, что отклировать людей за шесть недель обучения, если использовать достаточно жёсткие ежовые рукавицы, - это возможно. Вы понимаете? Это и есть цель 18-го ППК.
Знаете, у нас ушло семь лет на то, чтобы научиться делать такого рода вещи. И основная масса информации, с вашей точки зрения, - это, очевидно, Саентология, происходящий в ней значительный прогресс и так далее. И у вас есть представление о том, как появился этот предмет и есть некоторая субъективная реальность относительно того, чего можно достичь с его помощью. Вы полагаете, что это и составляет сектор исследований, которыми занимается Саентология. Что ж, этим сектором исследований более или менее занимаюсь я сам, и он даже в некоторой степени независим в своём развитии. Это происходит на различных ППК, это происходит в обычном мире. Но люди в самой организации не согласятся с вами в том, что это вершина изученного. Люди в центральной организации Учредительной церкви скажут вам: изучена была именно организация - что такое организация.
Как только мы узнали, что организации не существует, успех был у нас в кармане. Тогда мы только-только узнали, что существуют определённые обязанности, которые необходимо выполнять, и все эти обязанности должен выполнять какой-либо отдельный человек, и этот человек должен быть проинформирован о том, что представляют собой эти обязанности, и должен понимать цель выполнения этих обязанностей. И теперь организация больше не тянет из нас жилы.
Эти бедолаги, которые ходят туда-сюда, пытаясь создавать организации. Послушайте, организаций нет; их не существует. И эти люди... Дик сказал бы вам, что это - наше самое большое открытие; такова его точка зрения на это.
И другое наше открытие - это (с точки зрения остальных сотрудников)... они бы сказали: ну, мы узнали, как обучать людей, как делать из людей - людей, как создавать совершенно нового человека, используя навыки в обучении. И они бы сказали: это то, чему мы научились. И люди в организации, в самом деле, научились всему этому. Это само по себе весьма примечательное достижение.
На днях я разговаривал с одним человеком, и он мне сказал: «Вы знаете, - сказал он, - мне просто не терпится добраться до пехотной роты и надеть на них все шляпы, относящиеся к тому, что они должны делать, и обучить их, чтобы они могли контролировать МЭСТ, чтобы офицеры могли справляться с рядовыми, а рядовые могли справляться с оружием, и чтобы они могли общаться друг с другом, и чтобы каждый из них мог заниматься тем, чем он дол-жен заниматься». Он сказал: «Мне просто не терпится сделать это». Он сказал, что они тут же выбросили бы своё оружие. Они бы увидели, что наименее полезная вещь, которой они владеют, - это оружие.
А, вы скажете: «Нельзя же уговорить противника сдаться». Я в этом не уверен; я в этом далеко не уверен.
Например, я покажу вам, насколько разным может быть отношение к чему-либо у одного и того же человека.
Парень говорит, что у него ужасно много неприятностей с боссом, он не может разговаривать со своим боссом, его босс постоянно пилит его безо всякой на то причины или основания. Босс просто всегда его пилит, и босс всегда злой и вредный. Одитор сел и проодитировал у этого человека проблему, сравнимую по величине с его боссом. Ничего больше не происходило. Ничего больше не изменилось. И тут произошла вот такая странная, таинственная вещь: его босс моментально перестал пилить его -не потому, что парень стал более или менее эффективным, поскольку босс всё равно не мог как следует наблюдать за этим. Но он просто... он просто перестал его пилить, перестал его «доставать», и проблемы, существовавшие в реальном мире, исчезли в тот момент, когда они исчезли в разуме этого парня. Когда проблема настоящего времени была сглажена, у него больше не было никаких проблем с людьми.
Но вы понимаете, к чему я веду? Эту проблему создавали люди, и когда преклиру провели до сглаживания «Проблему, сравнимую по величине», то эти люди, которые не присутствовали при этом и которым не проводили процессинг, перестали создавать ему проблемы. Мистика. Мистика, не так ли? Это чем-то похоже на воздействие на вещи на расстоянии, и всё такое. И, тем не менее, это происходило довольно часто. Некоторые люди не пытались увидеть это.
Я поясню. Однажды у меня было много неприятностей с одним офисом, - единственным офисом, который, я думаю, англичане должны вернуть себе. Англичане должны произвести сбор пожертвований и выкупить себе этот офис, и это - офис по делам иностранцев, и... офис по делам иностранцев в Великобритании... и они берут пример с иммиграционного офиса в министерстве кривосудия, а они там довольно-таки вредные.
Что ж, у меня с ними были проблемы, и ещё проблемы, и ещё проблемы, и еще проблемы, и однажды я сидел вместе с одитором и получал сессию, и неожиданно одитор сказал: «Вы знаете, хорошая идея. Ну-ка, посмотрим». Это был не совсем правильный процесс, поскольку, строго говоря, офис по делам иностранцев - это не объект. Но он сказал: «Назовите мне проблему, сравнимую по величине с офисом по делам иностранцев» - и я прошёл всю гам-му: «никаких проблем», «проблема слишком ужасна, чтобы посмотреть ей в лицо»... проблема типа «ну и что». Проблемой, сравнимой по величине с офисом по делам иностранцев, была бы пылинка, оседающая вон на ту лампочку, и проблемой было бы - как сдуть её с лампочки, понимаете? Понимаете? Ничего особенного.
И через пару дней меня вызвали в офис по делам иностранцев и сказали, что с моим пас-портом всё в порядке, и с тех пор у меня с ними не было никаких проблем. Просто поразительно.
Так вот, какое отношение имело то, что мне проводили процесс, и то, что я больше не разговаривал с офисом по делам иностранцев, к тому, что офис по делам иностранцев обращался со мной таким образом? Понимаете, никакого отношения, очевидно.
У парня куча неприятностей с бизнесом и тому подобное - проведите ему «Проблему, сравнимую по величине с его бизнесом», - «Проблему, сравнимую по величине с его бизнесом».
Это очень забавно. Между прочим, я много одитируюсь. Как раз перед этим конгрессом я завершил примерно двадцатичасовой интенсив. И... я должен рассказать это - я должен рас-сказать это сейчас, потому что штатные сотрудники сочтут это забавным. Это касается персонала; они этого ещё не знают.
Одитор проводила мне процесс «Проблемы, сравнимые по величине» по отношению к персоналу Учредительной церкви. Знаете, они вечно приходят с жуткими обломками чего-то, что только что развалилось, вываливают все эти обломки мне на стол и гордо заявляют: «Что мне с этим делать?» -понимаете? И всевозможные вещи в этой организации сталкиваются тем или иным образом; хотя, в общем и целом, эта организация работает довольно гладко. Но вот одитор провела мне «проблему, сравнимую по величине».
Что ж, у меня из-за этого возникала довольно-таки большая проблема, понимаете, и... это толкало внутрь мои якорные точки и так далее, и... Единственным человеком, с которым у меня были какие-либо проблемы со времени проведения этого процесса, был человек, который во время проведения процесса не был штатным сотрудником. Единственную проблему создал человек, который не был штатным сотрудником в то время, когда мне это одитировали. И никто вообще не приходил ко мне с какими-либо проблемами; я не знаю, почему это так. Они думали, что единственным способом пробраться ко мне для того, чтобы поговорить со мной, было иметь большую проблему. Это потрясающие сотрудники, просто потрясающие. С ними, на самом деле, нет больших проблем.
Но это очень занятно - когда я оглянулся и посмотрел на это, я обнаружил, что человек, которого не было в то время, когда мне это одитировали, позже действительно стал причиной некоторых неприятностей, а никаких других неприятностей не было.
Итак, мы не можем сказать ничего определённого об этом факторе. Но мы могли бы вы-вести из этого теорию и сказать, что сам человек несёт с собой рестимулирующие факторы, которые создают сумятицу в его окружении. Другими словами, человек несёт с собой энтурбуляцию, которая рестимулирует остальных и вызывает у них реакцию, направленную против него.
Так вот, продолжая выводить те или иные теории, мы могли увидеть, что так оно и есть с точки зрения механики, и у нас действительно есть некоторые свидетельства в пользу этого. Это просто удивительно. Каждый раз, когда кто-нибудь, окончательно свихнувшийся, близ-ко подходит к организации, или его приводят в организацию, или притаскивают каким-то образом родственники или кто-нибудь... Мы не занимаемся такими делами, понимаете, но такое случается время от времени. Кого-нибудь приволакивают, а он: «Ва-аа-аа-ах, какую стену?» - знаете. И всегда присутствует сумятица, как будто вы бросили кирпич в середину запруды, понимаете. Бух. Плюх. И пошли волны сумятицы.
Человеку проводят одитинг - сумятицы больше нет. Это странно, правда?
Если продолжать специализироваться на психотиках, всегда можно ожидать, что непосредственное окружение психотика будет энтурбулировать - и не потому, что психотик име-ет к этому какое-то отношение. Сумасшедший человек в действительности не оказывает ни-какого сознательного воздействия на своё окружение, но всё же он оказывает некое воздействие на него. Существуют некоторые энтурбулирующие, находящиеся в замешательстве умственные машины, которые рестимулируют замешательство в других людях, и у них возникает такая реакция.
Так вот, саентолог, который может справиться с замешательством, обычно находится не в очень уж большом замешательстве по этому поводу. Но иногда клочки бумаги начинают летать в воздухе, и он изумляется такой царящей вокруг сумятице.
Всегда существует бесчисленное множество проблем. Вы считаете, что всего-навсего втащить кого-нибудь через главный вход и просто сказать: «Идите в комнату одитинга» - вы считаете, что это довольно легко сделать. Люди, выполнявшие «Обучение повышенного уровня», могут сделать это с величайшей лёгкостью. Но забавно то, что психотики больше не вызывают у нас смятения. Мы можем позаботиться о психотиках, но вот является рестимулированный родственник и даёт нам недействительный чек, знаете, ему необходим ещё один канал связи того или иного рода, ему нужна парочка одолжений. Энтурбулирован именно этот человек.
И единственное, чего администрация организации никогда не понимала, это то, что они должны проводить 8-К в Тоне 40 всем, кто связан с сумасшедшим человеком. Просто возьмите всех, кто его окружает, -неважно, что или кто: муж, жена, родители, тёти, дяди и психиатр - если нужно опускаться настолько низко. Просто возьмите их всех, и просто проводите им всем 8-К в Тоне 40. Иначе вы получите огромную энтурбуляцию и замешательство, и эти бумажки, бессмысленно летающие в воздухе.
Я всегда мог определить, когда такой человек заходил в организацию, потому что линии посланий в организации моментально увеличивались втрое, а затем снова уменьшались. Это очень интересно. Послания идут... ни с того ни с сего вы получаете огромное количество посланий из той области, которую раньше не замечали, понимаете. Это кто-то, кто связан с этим человеком, которого только что привели, и он будет создавать ещё какую-то косвенную сумятицу, которая, вероятно, никак не связана с психотиком. Понимаете?
Так, если мы просто расположим в ряд несколько шаров для игры в кегли, если вы ударите вот по этому шару, вон тот, теоретически, должен откатиться, а все остальные - остаться неподвижными. Что ж, это замечательный эксперимент. Я не знаю, что он означает. Я узнал о нём. Это чудный эксперимент, но он ни о чём нам не говорит.
Если мы пнём рядового Альфа, то рядовой Омега с другого конца шеренги не отлетит в сторону. Я обращаю на это ваше внимание. Мы выстраиваем здесь группу людей и даём пинка вот этому, тогда вот этот не скажет: «Ой». Понимаете? Человеческие существа не подчиняются физическим законам. Но если мы возьмём эту группу людей и энтурбулируем этого парня, то замешательство перейдёт к этому, замешательство перейдёт к этому, замешательство перейдёт вот к этому; оно очень быстро затухает, но вы получаете цепочку, то есть чётко выраженное заражение замешательством. И это практически всё, что происходит с человеческим существом в физическом отношении. Это замешательство заразно.
Это очень забавно. Эти - ха!.. психологи, я имею в виду... Я не знаю, чем эти парни занимались пятьдесят, сто лет. Должно быть, они чем-то занимались. Они заметили массовую истерию, и они говорят о массовой истерии и о массовой истерии. Но у них нет механизма, нет описания массовой истерии и нет объяснения того, как она начинается. Они изучают её, они говорят, что она существует, они изучают её. Они замечают, что весь зал внезапно при-ходит в ужасно истерическое состояние. И они не думают, что банк имеет к этому какое-то отношение. Они не знают, что банк существует, и что он обладает некоторой массой. Вы понимаете, о чём я говорю. Они просто... там просто ничего нет. Они заметили, что внезапно у кого-то начинается истерика, и в то же самое время у многих вокруг него начинается истерика, понимаете? Они заметили, что это происходит. И это - массовая истерия.
Ну, я не думаю, что это явление существует. Я так не считаю. Лично я ни разу не был свидетелем идеального образчика массовой истерии, которым, я думаю, являлось происшествие на одной из фабрик на Юге, где у всех женщин одновременно случилась истерика. Я не знаю. Я не думаю, что хоть один человек наблюдал за тем, одновременно ли у них про-изошла истерика. И я не думаю, чтобы кто-то наблюдал, как это в точности происходило, потому что если от одного человека к другому распространялось столько замешательства, когда все они, по-видимому, одновременно «взорвались», то человек, наблюдавший за этим, был рестимулирован, а значит, не был надёжным наблюдателем.
Поэтому вряд ли мы знаем так уж много о массовой истерии. Но мы знаем об этом другом факторе. И происходит заражение, заражение, заражение, заражение, и люди один за другим впадают в истерику.
Так вот, это верно, что случается якобы бегство армии, но это вполне очевидно: солдат стоит, и вот он обнаруживает, что солдат справа от него и солдат слева от него уже ушли. Это заставляет его чувствовать себя одиноким, и он уходит. Не требуется никакого эзотерического объяснения этому.
Тем не менее, для этого заражения требуется какое-нибудь объяснение. Мы действительно обнаруживаем, что люди, которые могут справляться с проблемами, относящимися к какой-либо конкретной сфере, больше не впутываются в подобные проблемы. Понимаете, это ин-тересно. Другими словами, вот все точные факты, которые нам известны: люди действительно рестимулируются вблизи рестимулированных людей, и если им провести «Проблемы, сравнимые по величине», то у них появляется иммунитет к такой рестимуляции. И это весьма удивительно, что мы знаем так много, и знаем это наверняка, и знаем это хорошо.
А вот какой механизм здесь используется, - это другой вопрос. Это не так-то просто сделать. Если бы вы заставили людей создавать мокапы замешательства и привыкать к замешательству того или иного рода, вы бы сказали, что это работает. Что ж, у меня нет ни одного доказательства в пользу этого, и это единственная причина, по которой я высказываюсь с осторожностью на этот счёт.
Однако становится очень распространённым постулат относительно того, что все должны вести себя так, как будто они сумасшедшие, и вы обнаружите, что люди в большинстве случаев будут вести себя так, как будто они сумасшедшие. Достаточно просто знать об этом.
Итак, одитор - теперь мы снова подходим к этому упражнению -одитор должен уметь справляться с замешательством, движением, энтурбуляцией, которым он подвержен, одитируя преклиров, иначе он будет рестимулироваться. Вы понимаете?
Что ж, с помощью данных упражнений можно это пройти, как в одитинге, и избавиться от этого. Это, на самом деле, своего рода процесс, понимаете? Уверенность одитора возрастает. Он обнаруживает, что ему не обязательно останавливаться и подпадать под контроль всего этого находящегося в замешательстве движения.
Вы видели этих людей здесь на сцене в течение последнего часа. Они выполняли упражнение. Если бы они выполняли это упражнение до тех пор, пока не научились бы выполнять его в совершенстве, просто вот такое упражнение, то у них было бы очень мало проблем с людьми. Это - "Обучение повышенного уровня».
Но предположим, что на основе собственного постулата, прорубаясь сквозь всё замешательство, эти люди могли бы оказывать влияние на МЭСТ и на людей с помощью одного лишь постулата. А-а-а-а. Теперь мы знаем, почему мы говорим об одитинге в Тоне 40.
Им не только пришлось бы самим находиться в таком положении, в котором они больше не приходили бы в замешательство каждый раз, когда видели замешательство вблизи себя, но они также должны были бы быть в состоянии продираться сквозь любое замешательство - своё собственное или любого другого человека, - доносить намерение и постулат и делать так, чтобы они воплощались в жизнь и чтобы их исполняли.
Так вот, следующие два шага высшего уровня обучения посвящены этому. Это прекрасно, что одитор продолжал одитировать кого-либо, несмотря на попытки этого человека остановить его. Это всё прекрасно, и это было действительно необходимым шагом. Но как насчёт вот этого, следующего шага: сделать так, чтобы намерение расчистило и проложило себе путь прямо сквозь замешательство - как своё собственное, так и чье-либо ещё, - прямо к человеку, который стоит за всем этим, и добиться исполнения и действия. Это и есть цель процессов, проводимых в Тоне 40.
На самом деле, вы знали об обучении повышенного уровня раньше, вы знали о множестве этих других вещей, но я не рассказывал о Тоне 40 в открытую и всенародно. Что ж, вот что представляет собой Тон 40.
Человек становится уверенным не только в том, что он способен продолжать работать вблизи людей, находящихся в замешательстве, но и в том, что это замешательство не останавливает его намерений, указаний и не мешает ему достичь своих целей.
Тот ребёнок, который сказал: «Я хочу быть художником», и был остановлен в достижении своей цели тем замешательством, которое существует в его окружении, был неспособен воплотить в жизнь своё намерение. Разве нет? Он просто был неспособен воплотить его в жизнь.
И он освобождается от иллюзий в отношении этой идеи. Он обнаруживает... он чувствует, что неспособен сделать это. Поскольку он сам не знал в точности, что он пытался делать с этим намерением. или через что оно должно было пройти, это контр-замешательство смогло победить его самого. Видите?
Что ж, нет ничего странного в том, что у человека, который работает с предметом, работает с «Тоном 40 на предмете» и выходит на тот уровень, на котором он может протолкнуть ясное, чистое намерение сквозь свой собственный банк к предмету МЭСТ, затем улучшается способность справляться со своей жизнью и добиваться своих целей. Он делает то, что он пытался сделать, когда был ребёнком и хотел стать художником, но теперь он может это сделать, причём прямо в настоящем времени.
Мы игнорируем прохождение через какой бы то ни было банк. Мы игнорируем прохождение через какое бы то ни было замешательство. Мы игнорируем замешательство. Мы не пытаемся сделать его несуществующим. Мы просто тренируем человека до тех пор, пока он не обнаружит, что замешательство не может ни остановить его, ни изменить его намерение. А когда он это узнаёт, происходят забавнейшие вещи. Приходит какой-нибудь психотик, у которого ум за разум заходит и который в сильном-сильном замешательстве. Одитор говорит: «Сядьте на этот стул» - и психотик садится. «Назовите мне ваше имя, звание и личный номер». Психотик называет ему своё имя, звание и личный номер. Никто никогда прежде не был в общении с этим человеком. Что ж, мы, следовательно, изучаем не просто общение. Мы изучаем нечто иное, а именно взаимообмен намерением. Мы изучаем нечто иное. Оно не выражается в словах. Это -намерение, которое достигает цели, будучи при этом абсолют-но чистым, ясным и ни от чего не зависящим.
И здесь, в одитинге в Тоне 40, вы видите первый действительный результат, достигнутый благодаря несловесному процессингу, который мы пытались проводить в Финиксе в 1954-55 годах. Помните? Процессинг без участия МЭСТ. Мы пытались тем или иным образом пойти в обход коммуникационных линий.
Что ж, сегодня мы можем это делать, и мы можем это делать довольно легко, потому что у нас есть несколько тренировочных упражнений, которые поднимают человека до такого уровня, на котором он может это делать.
Так вот, у меня нет даже смутного представления о том, насколько высоко идут эти упражнения. У меня вообще нет ни малейшего представления. Однако я не думаю, что намерение не может подняться до такого уровня, на котором кусок МЭСТ перестанет подчиняться естественным законам и будет подчиняться одитору. Я не уверен, что этого не произойдёт. Понятно? Я не говорю, что это произойдёт, но я не уверен, что этого не про-изойдёт.
Во-первых, существуют исторические свидетельства о том, что в недалёком прошлом бы-ли такие люди - менее восьмисот лет назад... это точные свидетельства... люди, которые мог-ли заставить предметы МЭСТ подниматься в воздух просто с помощью своего намерения. Я не пытаюсь навязать вам эту идею, и я не пытаюсь вас обнадёжить, сказав: всё, что вам нужно сказать автомобилю, - это: «Поднимись на полтора метра над землёй» - и автомобиль в полутора метрах от земли. «Смени колесо»... я не пытаюсь сказать вам, что это произойдёт. Но я также стараюсь очень ясно дать вам понять, что я не говорю, что этого не произойдёт. Вы понимаете?
Я не знаю, что произойдёт, если кто-нибудь будет упражняться в этом восемьдесят или сто часов, поскольку я не думаю, что кто-либо когда-либо упражнялся в этом так долго. Большинство людей делали это максимум, наверное, двенадцать, пятнадцать, двадцать ча-сов. И я думаю, что наибольший период времени, в течение которого это упражнение когда-либо проводилось, составляет - о, я думаю, часов тридцать; часов двадцать пять или тридцать. Вначале у этого парня было ужасно много проблем с этим.
Но как насчёт того человека, у которого вначале не было никаких особенно больших проблем с этим? Скажем, если он проводил это в течение восьмидесяти или ста часов. Про-изойдёт это или не произойдёт? Что ж, мы не будем пытаться ответить на этот вопрос. Неза-чем на него отвечать. Человек сам может ответить на этот вопрос.
Здесь существует одна странность: в «Тоне 40 на предмете» мы пытаемся только поместить намерение в предмет. Мы делаем не то же самое, что делали в том упражнении по общению более низкого уровня.
Вы хотите узнать побольше об этих упражнениях, верно?
Хорошо.
Так вот, упражнение более низкого уровня - это «Дорогая Алиса». Что ж, вы должны сделать так, чтобы намерение, фраза и так далее дошли до преклира, и они должны дойти до преклира, и, не подумав, вы бы могли сказать, что это, в сущности, одно и то же. Нет, это совсем не одно и то же. В некоторой степени вы сгладили это на человеке. А человек - это не МЭСТ. Вот это - МЭСТ. Вы будете удивлены реакциями, которые возникают у людей, когда они пытаются напрямую командовать МЭСТ. Помните, люди не находились в хорошем общении с МЭСТ. Очень долго не происходило такого, что люди приказывали МЭСТ выполнить что-либо - чтобы они просто приказывали физической вселенной выполнить что-либо - и она это выполняла бы. И целое скопление подобных вещей - этих неудач и так далее - обычно рестимулируется, когда мы проводим «Тон 40 на предмете». Понимаете, в этом и заключается суть данного упражнения.
Так вот, всё, чего мы хотим, - это то, чтобы человек доносил до этого предмета... Конечно, он говорит предмету сесть, но тот же не слышит этого. Человек говорит: «Сядьте» - и намерение, чтобы предмет сел, определённо должно попасть внутрь этого предмета, который сам по себе должен пропитаться этим намерением, для того чтобы сесть. И когда предмет сядет, человек должен пропитать его идеей о том, что он примет его подтверждение, - или готовностью принять это подтверждение. Понимаете, этот предмет должен быть расположен принимать что-либо. Сначала доходит намерение, которое прокладывает путь подтверждению. Вы это понимаете? И затем доходит подтверждение. Это только два действия.
Это один цикл - «Встаньте». Мы говорим этому предмету: «Встаньте». Поднимаем его с помощью рук и говорим: «Спасибо». Вот и всё.
Упражнение состоит только из этого, и это просто до идиотизма.
Причина, по которой мы не используем здесь команды Тона 40, состоит в том, что тогда у человека появилась бы склонность просто формировать привычку подавать эти команды, понимаете. Он бы привык к этим командам, и он сказал бы, что всё хорошо, и был бы в Тоне 40, пока использовал команды 8-К. Что ж, мы даём ему другой тип команд, не имеет большого значения - какой, но это - команды упражнения. Сначала: «Сядьте. Спасибо. Встаньте. Спасибо». Вот и всё, что есть в этом упражнении. Глупо, не правда ли?
.......
Аватара пользователя
Адвахов Виктор

 
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 21 ноя 2015, 00:46

Re: Тон 40 на предмете

Сообщение Адвахов Виктор » 27 апр 2017, 02:33

Дик, поднимись сюда.
Это грязный трюк, знаете.
Как насчёт того, чтобы встать вон там, рядом с тем стулом, и показать этим людям хороший пример того, как это делается, а?
Хорошо. Теперь, он просто проведёт Тон 40, а я буду тренером. Понятно? Опять упражнение с тренером.
Так вот, я - тренер, и я просто попрошу его выполнять это упражнение.
LRH: And will you pl5ease run this badly for me. ЛРХ: И, будь так добр, выполняй это плохо.
Student: Mm. Студент: Угу.
LRH: Okay. He's going to run this very bad-ly, just to show you how we begin. But I'm go-ing to coach him. ЛРХ: Хорошо. Он будет выполнять его очень плохо, просто чтобы показать вам, с чего мы начинаем. Но я буду его тренировать.
Now, what I want you to do -this is called Tone 40 on an Object - and what I want you to do is to tell this thing to stand up and then thank it for having stood up. And then tell it to sit down and thank it for having sat down. And use your hand to assist it to move. Okay? Итак, сделай (это называется «Тон 40 на предмете»)... скажи этому предмету встать, а затем поблагодари его за то, что он встал. Потом скажи ему сесть и поблагодари его за то, что он сел. Используй свои руки, чтобы помочь ему перемещаться. Хорошо?
Student: Mm-hm. Студент: Угу.
LRH: And that's what I want you to do. All right. Now, you do that, would you please. ЛРХ: И это именно то, чего я от тебя хо-чу. Хорошо. Теперь, делай это, пожалуйста.
Student: Thing, stand up. Thank you. Студент: Предмет, встань. Спасибо.
LRH: You think that's Tone 40, huh? ЛРХ: Ты думаешь, что это - Тон 40, а?
Student: Oh, definitely. Студент: О, конечно.
LRH: Well, let's get better than that, now. Come on, let's go. All right. ЛРХ: Что ж, а теперь давай сделаем это получше. Давай, поехали. Хорошо.
Student: All right. Thing, sit down. Студент: Хорошо. Предмет, сядь.
LRH: The commands are wrong. You just say, "Sit down." ЛРХ: Не те команды. Говори просто «Сядьте».
Student: Oh. Sit down. Thank you. Студент: А. Сядьте. Спасибо.
LRH: All right. Now have it stand up. ЛРХ: Хорошо. Теперь пусть он встанет.
Student: Stand up. Thank you. Студент: Встаньте. Спасибо.
LRH: He's having a hard time. He couldn't do this wrong if he had to. He's too good at it. ЛРХ: Ему сейчас нелегко. Он не смог бы сделать это упражнение плохо, даже если бы захотел. Это у него слишком хорошо получается.
Student: You want me to do it real wrong? Студент: Ты хочешь, чтобы я сделал это по-настоящему Плохо?
LRH: Huh? Yeah, do it good now. ЛРХ: А? Да, а теперь делай это хорошо.
Student: Oh, do it good? Студент: А, делать это хорошо?
LRH: Yeah, do it good. ЛРХ: Да, делай это хорошо.
Student: Oh, all right. Sit down. Thank you. Студент: А, хорошо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Go on. ЛРХ: Продолжай.
Student: Stand up. Thank you. Студент: Встаньте. Спасибо.
LRH: Good. ЛРХ: Хорошо.
Student: Sit down. Thank you. Студент: Сядьте. Спасибо.
LRH: That's all. ЛРХ: Закончили.
That's all there is to that. That's really all there is to the drill. But he knows and his coach knows whether or not he's reaching it. Вот и всё. Это, на самом деле, всё, в чём заключается это упражнение. Но он знает, и его тренер знает, доносит он намерение или нет.
Now, give it a very bad one and maybe the audience can tell when you are and when you aren't. Give it a real sour one. Talk to your shoulder or something. Теперь, дай этому предмету команду очень плохо, и, может быть, аудитория сможет отличить, когда ты доносишь намерение, а когда нет. Дай ему по-настоящему дрянную команду. Говори со своим плечом или чем-нибудь ещё.
Student: Stand up. Студент: Встаньте.
LRH: Go ahead. ЛРХ: Продолжай.
Student: Thank you. Sit down. Thank you. Студент: Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Okay. All right. Now, in order to do that wrong, though, he had to talk to other things than this, because he's too good at it. Got the idea? ЛРХ: Хорошо. Отлично. Однако, чтобы сделать это неправильно, ему пришлось говорить с другими предметами, потому что это у него слишком хорошо получается. Уловили?
Now, that's all there is to the drill. That is all there is to that drill. That's quite remarkable, isn't it? It's simple as that for somebody to have to spend a couple of days on it, long days too, in an HCA class, and probably have to repeat the Up-per Indoc Course too, in the bargain, with two more days on it, something like that. It's pretty wild. Two days are assigned to that. So it must have some validity for it. Итак, это всё, в чём заключается это упражнение. Это всё, в чём заключается это упражнение. Это весьма примечательно, не так ли? Это настолько просто, что нужно по-тратить на это пару дней, пару долгих дней, на курсе НСА, и, вероятно, в дополнение к этому, повторить курс «ТУ высшего уровня обучения», потратив на это ещё два дня, что-то вроде того. Это довольно дико. На это от-водится два дня. Должно быть какое-то обоснование для этого.
Well, now this particular item, or a colored ashtray, but not an invisible, clear glass, would be anything that you would use. A colored ash-tray is the preferred, without anything in it.Got that? Что ж, теперь, этот конкретный предмет, или пепельница из цветного стекла, но толь-ко не из прозрачного, невидимого стекла, -это то, что вы используете. Предпочтительно должна использоваться пепельница из цветного стекла, пустая. Понятно?
Audience: Yes. Аудитория: Да.
All right. Do it right a couple of times, full cycle, then, Dick. Хорошо. Тогда, Дик, сделай это правильно пару раз, полный цикл.
Student: Mm. Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студент: Ага. Встаньте. Спасибо. Сядь-те. Спасибо. Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: That's it. Thank you. Thank you very much, Dick. ЛРХ: Закончили. Спасибо. Большое спасибо, Дик.
Student: Mm-hm. Студент: Да.
LRH: Well, that is Tone 40 on an Object. ЛРХ: Что ж, это «Тон 40 на предмете».
[to audience] Now, you say, "Well, now, we ought to make it more complicated than that." [аудитории] Теперь вы скажете: «Что ж, нам нужно усложнить это».
No, that's the trouble with you. The attain-ment of that much simplicity requires sheer geni-us. Нет, в этом-то и заключается ваша проблема. Достижение такой простоты требует сущего
Stand up. Sit down. Stand up. Sit down. Встаньте. Сядьте. Встаньте. Сядьте.
People are just going around through the bank on complexities, see. To do it simply is some-thing. Люди просто бродят по банку туда-сюда и всё усложняют, понимаете. А вот сделать это просто - это что-то.
Come here, Joyce. "Mm-mm, " she says. I want to show people a little bit more about coaching this. Come on. She'll never forgive me for this. Иди сюда, Джойс. Она сказала: «Мм-мм». Я хочу показать людям кое-что ещё, что касается работы тренера в этом упражнении. Давай. Она мне никогда этого не простит.
She really has a very great acquaintance with MEST. She can make it sit up and look like things. She's a sculptress. So she shouldn't have any trouble with this at all, which is why I picked her. But I want to show you how you coach this sort of thing. Она на самом деле очень хорошо знакома с МЭСТ. Она может заставить МЭСТ сидеть и быть похожим на что-либо. Она -скульптор. Так что у неё вообще не должно быть никаких проблем, поэтому я и выбрал её. Но я хочу показать вам, как нужно тренировать при выполнении этого упражнения.
[to student] All right. Now, this is Tone 40 on an Object. [студентке] Хорошо. Итак, это -«Тон 40 на предмете».
Student: All right. Студентка: Хорошо.
LRH: And I want you to - just feel that and get accustomed to it. Good. ЛРХ: Просто потрогай эту пепельницу и привыкни к ней. Хорошо.
Now, I want you to tell this to stand up and then take your hand and make it stand up, and then say "Thank you. " And then I want you to tell it to sit down and then with your hand put it down, and then thank it. Now, you just do that. Go ahead. Теперь скажи ей встать и затем с помощью рук сделай так, чтобы она встала, а затем скажи: «Спасибо». Затем скажи ей сесть и с помощью рук опусти ее, а затем поблагодари её. Так вот, просто делай это. Поехали.
Student: And do I tell it to stand up before... Студентка: Я должна сказать ей встать до?..
LRH: Tell it to stand up and then pick it up. ЛРХ: Скажи ей встать и затем подними её.
Student: Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: All right. Do it some more. ЛРХ: Хорошо. Ещё немного.
Student: Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Does this feel peculiar? ЛРХ: Есть какое-нибудь странное ощущение?
Student: A little bit. Студентка: Немного.
LRH: Feels a little bit peculiar, huh? What's your idea of that? ЛРХ: Немного странное ощущение, да? Что ты об этом думаешь?
Student: Well, you know, I believe that if I re-ally thought that would do that on my command, it would. Студентка: Ну, вы знаете, я думаю, что если бы я действительно подумала, что она это сделает по моей команде, то она бы это сделала.
LRH: You're so right. ЛРХ: Ты совершенно права.
Student: But it's just my getting to the point where I think it will. Студентка: Но это просто я достигаю того уровня, на котором я думаю, что она это сделает.
LRH: Well, this time I'll ask you to run it with a total nonverbalization so we - you can get the idea of intention. Now, without saying a word -this is part of the drill. This is really just standard coaching I'm giving her - giving you, and I'm trying to give you an example of how you coach this. You got it? An example of how it is done. And this would be one of the things done. ЛРХ: Что ж, на этот раз я попрошу тебя выполнять это совершенно без слов, чтобы ты получила представление о намерении. Так вот, выполнение этого без слов -это часть упражнения. Это, на самом деле, про-сто стандартная работа тренера, - то, что я провожу ей... провожу тебе, и я пытаюсь показать пример того, как тренировать это упражнение. Понятно? Пример того, как это делается. И это - одна из тех вещей, которые вы делаете.
[to audience] I'm not going to ask her to flat-ten these things one after the other, because that would take time. But we -I'm going to give you the standard steps here. [аудитории] Я не буду предлагать ей сглаживать всё это одно за другим, потому что на это потребуется время. Но я покажу вам, каковы стандартные шаги.
[to student] Now, I want you to put the inten-tion in it and just not say anything. And then take your hand and put the thank you in it and then put the intention in it to sit down and then the intention in it to receive your thanks. That's all I want. Okay, now just do that. [студентке] Итак, помещай намерение в этот предмет и просто ничего не говори. И затем подними предмет руками и помести в него «спасибо», и затем помести в него намерение, чтобы он сел, а потом -намерение получить ваше «спасибо». Это всё, чего я хочу. Хорошо, теперь просто сделай это.
Student: Okay, (pause) Студентка: Хорошо, (пауза)
LRH: Did you? ЛРХ: Ты сделала это?
Student: Mm-hm. But it could be better. Студентка: Угу. Но можно и лучше.
LRH: Oh, you yourself now have some ink-ling of how good it is or how bad it is. Isn't that interesting. That is interesting, though. ЛРХ: О, теперь у тебя самой есть некоторое представление о том, насколько это хорошо, или насколько это плохо. Не правда ли, это интересно. Это интересно.
Student: Yes. Студентка: Да.
LRH: [to audience] And this is one of the weird things about Tone 40 on an Object, is the person doing it is always his worst critic. He knows he's doing it or he knows he doesn't. I've never seen anybody yet fake this. If he did, the coach could also tell. The coach gets quite per-ceptive on this. ЛРХ: [аудитории] И это одна из странностей «Тона 40 на предмете»: человек, выполняющий это упражнение, всегда является своим самым строгим критиком. Он знает, что он это делает, или он знает, что он этого не делает. Я ещё ни разу не видел, чтобы кому-нибудь здесь удалось сфальшивить. Если бы студент фальшивил, то тренер тоже увидел бы это. Восприятие тренера становится весьма острым в этом отношении.
[to student] Let's do it silently a couple more times. [студентке] Давай проделаем это молча ещё пару раз.
Student: All right. (long pause) You know what? It sometimes takes a little time to get that intention in it. Студентка: Хорошо. (долгая пауза) Знаете что? Иногда требуется немного времени, чтобы поместить туда это намерение.
LRH: That's right. That's right. Always in the early stages you generally find that MEST has entered into it to the degree that time is added. ЛРХ: Верно. Верно. На ранних эта-пах всегда, как правило, обнаруживаешь, что МЭСТ присутствует здесь в такой степени, что добавляется время.
But I thought you were doing that right well, as a matter of fact. It was better than the first time you did it, wasn't it? Но на самом деле, я думаю, ты делала это очень хорошо. Это было лучше, чем когда ты делала это в первый раз, не так ли?
Student: Yes. Студентка: Да.
LRH: Quite a bit, huh? ЛРХ: Намного лучше, да?
Student: Yes. Студентка: Да.
LRH: All right. Now I want you to say "gobbledygook." Put the intention in it to stand up but substitute for that the words "gobbledy-gook." ЛРХ: Хорошо. Теперь говори «белиберда». Помещай в неё намерение встать, но заменяй это словом «белиберда».
Student: All right, (mumbles) Студентка: Хорошо. (бормочет)
LRH: Can't you make gobbledygook mean "Stand up"? ЛРХ: Ты не можешь сделать так, чтобы «белиберда» означало «Встаньте
Student: Well, that's the difficulty. Студентка: В этом-то и вся трудность.
LRH: All right. Well, do it. ЛРХ: Хорошо. Что ж, сделай это.
Student: All right. Gobbledygook. Same word? Студентка: Хорошо. Белиберда. То же слово.
LRH: Gobbledygook. ЛРХ: Белиберда.
Student: Gobbledygook. Студентка: Белиберда.
LRH: Good. Tell it to sit down. Gobbledy-gook. ЛРХ: Хорошо. Скажи ему сесть. Белиберда.
Student: Gobbledygook. Студентка: Белиберда.
LRH: She did too. ЛРХ: Она это сделала.
Student: Gobbledygook. Студентка: Белиберда.
LRH: All right. ЛРХ: Хорошо.
Student: Yeah, but what I do is something else. Студентка: Да, но я делаю нечто другое.
LRH: What do you do? ЛРХ: Что же ты делаешь?
Student: Well, I - I really - I mentally say the word first. " Студентка: Ну, я... я, на самом деле,... я сначала произношу в уме слово.
LRH: Yeah? ЛРХ: Да?
Student: See. And then I substitute the verbal-ization. Студентка: И затем, когда я произношу его вслух, я заменяю его другим словом.
LRH: Yeah. That's interesting, isn't it? ЛРХ: Да. Это интересно, не правда ли?
Student: Yeah. Студентка: Да.
LRH: Well, we won't try to flatten that. I will go further on this and I will ask you to do this now; I will ask you simply to repeat the drill cleanly. Now, tell it to stand up. Thank it. Tell it to sit down, and thank it. ЛРХ: Что ж, мы не будем пытаться сгладить это. Я пойду дальше и попрошу тебя сделать следующее; я попрошу тебя просто чётко повторить это упражнение. Так вот, скажи ей встать. Поблагодари её. Скажи ей сесть и поблагодари её.
See, in normal coaching, why, we'd go right ahead and make her flatten that until the word "gobbledygook" could mean "Sit down. " Видите, при обычной тренировке мы по-шли бы дальше и заставили бы её сглаживать это до тех пор, пока слово «белиберда» не стало бы значить «Сядьте».
Student: That would take a while. Студентка: На это ушло бы некоторое время.
LRH: That would take a while, that's right. Okay. ЛРХ: На это ушло бы некоторое время. Верно. Ладно.
Student: Okay. Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Хорошо. Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: All right. Where did that last thank you go, Joyce? ЛРХ: Хорошо. Куда пошло это послед-нее «спасибо», Джойс?
Student: Boy, that one was wild. It sure didn't go into that. I could feel it just all over. Студентка: Боже, бот это да. Оно определенно не пошло в предмет. Я ощутила его просто повсюду.
LRH: That's right. ЛРХ: Верно.
Student: It wasn't there. Студентка: Там его не было.
LRH: All right. Okay. Now, 1 tell you what. I'm going to ask you to misemotionalize. Re-member, we're going to do this at Tone 40. So I want you to get used to the idea of the words expressing some sort of an emotion, but the in-tention being at 40. I'll give you an example. ЛРХ: Хорошо. Хорошо. Итак, вот что я тебе скажу. Я попрошу тебя проявлять не-адекватные эмоции. И помни, мы будем де-лать это в Тоне 40. Итак, я хочу, чтобы ты привыкла к идее о том, что слова выражают какие-то эмоции, в то время как намерение - это Тон 40. Я приведу тебе пример.
(apathetically) Sit down. See? (апатично) Сядьте. Видишь?
Student: Uh-huh. Студентка: Ага.
LRH: Stand up. Thank you. ЛРХ: Встаньте. Спасибо.
Misemotionalize it. Any emotional tone you can think of, that - you express that with your words. But your intention we want at 40. Проявляй неадекватные эмоции в этом. Любой эмоциональный тон, который придёт тебе на ум, но ты выражаешь его с помощью слов. А вот намерение должно быть в Тоне 40.
Now let's see you do that. Теперь давайте посмотрим, как ты это сделаешь.
Student: Mm. Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. That's real hard to put the intention into it — into it when you've got an emotion mixed in with it, though. Студентка: Угу. Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо. В самом деле, трудно помещать намерение в предмет... в предмет, когда к этому примешана какая-то эмоция.
LRH: Yeah, isn't it? ЛРХ: Правда?
Student: That's worse yet. Студентка: Да, это труднее.
LRH: All right. Now exactly what am I try-ing to do with her now? Exactly what am I try-ing to do? I'm trying to disassociate words and lower-toned emotions from the intention. Got it? I'm trying to get these things split apart so they are no longer the same. You got that? You've got that as the purpose of that particular stage of the drill, hm? ЛРХ: Хорошо. Так вот, что же я сейчас пытаюсь с ней сделать? Что же именно я пытаюсь сделать? Я пытаюсь разорвать связь между словами и эмоциями низкого тона и намерением. Понятно? Я пытаюсь сделать так, чтобы эти вещи отделились друг от друга, чтобы они больше не были одним и тем же. Понимаете? Вы поняли, что это — цель данного этапа упражнения, хм?
Well, now I want you to just do it straight a few times. We'd flatten that one, too, but we're not going to. Go ahead. Что ж, теперь просто сделай это правильно парочку раз. Мы бы сгладили также и это, но мы не будем этого делать. Поехали.
Student: Stand up. Студентка: Встаньте.
LRH: Okay. ЛРХ: Хорошо.
Student: Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Go ahead, do it some more. ЛРХ: Продолжай, ещё немного.
Student: Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: All right. How is that now? ЛРХ: Хорошо. Как теперь?
Student: It's better. Студентка: Лучше.
LRH: Getting better. ЛРХ: Становится лучше.
Student: Mm-hm. It gets better. Студентка: Угу. Становится лучше.
LRH: Now, part of this drill would also be the coach opening up on her... (You're going to have to forgive me for doing this to you but I'm going to. ) The coach opens up on her in this fashion. Now, she's doing a little bit better here, now, and if she were a lot better than this, this is about what the coach would do. He would start to run a sort of a High School Indoc attitude on her, see? ЛРХ: Теперь, частью этого упражнения является также и то, что тренер должен «от-крыть по ней огонь»... (Вам придётся простить меня за то, что я сделаю, но я это сде-лаю.) Тренер «открывает по ней огонь» таким вот образом. Так вот, сейчас дела у неё идут немного лучше, и если бы дела у неё шли намного лучше, чем сейчас, тренер сделал бы примерно вот что. Он начал бы про-являть к ней такое же отношение, как и на «Обучении высшего уровня», понимаете?
[to student] All right. Let's do it some more. [студентке] Хорошо. Давай поделаем это ещё.
Student: Stand up. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо.
LRH: Joyce, you know that wasn't Tone 40. You just know it wasn't. ЛРХ: Джойс, ты же знаешь, что это не было Тоном 40. Ты же знаешь, что это не бы-ло Тоном 40.
Student: Okay. Студентка: Да.
LRH: You do, huh? ЛРХ: Знаешь, да?
Student: Yeah. Студентка: Да.
LRH: Well, don't be so agreeable. Go on, do it some more. ЛРХ: Что ж, не надо быть такой уступ-чивой. Продолжай, ещё немного.
Student: Sit down. Thank you. Again? Студентка: Сядьте. Спасибо. Еще?
LRH: Go ahead, do it some more. You have-n't done it yet. ЛРХ: Продолжай, ещё немного. Ты этого ещё не сделала.
Student: Stand up. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо.
LRH: That went right there, didn't it? ЛРХ: Это пошло прямо туда, не правда ли?
Student: Mm, yeah, sort of. Студентка: Мм, да, что-то вроде этого.
LRH: Good, kind of. Well, let's get it in this. ЛРХ: Хорошо, что-то вроде этого. Да-вайте поместим это в неё.
Student: Yeah, I'm kind of aiming right around here. Студентка: Да, я как бы целюсь прямо в эту область.
LRH: All right. Let's get it in there. ЛРХ: Хорошо. Давай поместим это туда.
Student: Okay. Студентка: Ладно.
LRH: Permeate the whole thing. We don't want it in just one little spot in there. We want it through the whole thing. ЛРХ: Пропитывай им весь предмет. Нам не нужно, чтобы оно было там только в од-ной маленькой точке. Нам нужно, чтобы оно пропитало весь предмет.
Student: Alt over the thing. Студентка: Было по всему предмету.
LRH: Yeah, that's right. All in it, not all over it. ЛРХ: Да, правильно. В предмете, а не по предмету.
Student: Oh, inside. Okay. Sit down. That went in. Студентка: А, внутри. Хорошо. Сядьте. Это ушло в него.
LRH: Better. It went right there. ЛРХ: Это лучше. Оно ушло прямо туда.
Student: Thank you. Студентка: Спасибо.
LRH: That went there. Come on, let's do it. ЛРХ: Оно ушло туда. Давай, поехали.
Student: Stand up. Студентка: Встаньте.
LRH: Now, don't get mad about it. ЛРХ: Не злись.
Student: I'т not! Студентка: Я не злюсь!
LRH: Don't get 1.5. Okay. Tone 40. ЛРХ: Не надо 1, 5. Хорошо. Тон 40.
Student: Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Run it some more. ЛРХ: Ещё немного.
Student: Stand up. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо.
LRH: You're getting it accidentally from time to time. ЛРХ: У тебя это получается случайно, время от времени.
Student: Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: They don't want it around here. Now, you get it right in there. Just try that "thank you" again. ЛРХ: Им не нужно, чтобы оно было здесь вокруг. Так что, помести его прямо в предмет. Попробуй это «спасибо» ещё раз.
Student: Thank you. Студентка: Спасибо.
LRH: Do better than that. Get it in there. ЛРХ: Сделай это лучше. Помести его ту-да.
Student: Thank you. Студентка: Спасибо.
LRH: All right. Now, get your - get its inten-tion to receive your thanks. Just do that without saying "thank you. " Get an intention in there to receive your thanks. ЛРХ: Хорошо, Теперь, добейся... добейся, чтобы у неё было намерение получать твоё «спасибо». Просто сделай это, не говоря «спасибо». Помести туда намерение получать «спасибо».
Student: Okay. Студентка: Хорошо.
LRH: Was that receptive to your thanks? ЛРХ: Она готова получать твои «спасибо»?
Student: Yeah. Студентка: Да.
LRH: All right. Now tell it "thank you" and get the intention in it that it's thanked. ЛРХ: Хорошо. Теперь скажи ей «спасибо» и помести в неё намерение, чтобы это «спасибо» дошло до неё.
Student: Thank you. Студентка: Спасибо.
LRH: All right. That's it. Now, you did that better that time. ЛРХ: Хорошо. Вот так. Ну, на этот раз ты сделала это лучше.
Student: Uh-huh. Студентка: Ага.
LRH: All right. I want you to do it a few more times. ЛРХ: Хорошо. Сделай это ещё пару раз.
Student: Stand up. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо.
LRH: You know, it's right here. We want the intention to go into it right here. ЛРХ: Ты знаешь, это прямо здесь. Нам нужно, чтобы намерение вошло в неё вот здесь.
Student: Yeah, I know. Студентка: Да, я знаю.
LRH: All right. ЛРХ: Хорошо.
Student: Sit down. Thank you. Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Сядьте. Спасибо. Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Will that bite? ЛРХ: Она укусит?
Student: No. Студентка: Нет.
LRH: It won't? ЛРХ: Не укусит?
Student: Uh-uh. Студентка: Угу.
LRH: Well, let's do it. Let's do it. Let's just hit it at Tone 40 now. Come on. ЛРХ: Что ж, давай сделаем это. Давай сделаем это. Давай сейчас просто сделаем это в Тоне 40. Давай.
Student: Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: [to audience] All right. Now, that is simply a rattling tactic. There is the coach fur-nishing the counter-emotion. Now, you got this? So that we first get her fairly good so that she could cut through her own emotion and enturbu-lence and so on, and then we get it so that she could cut through even though the coach was throwing stuff up into here, see? Now, that can be stepped up almost infinitely. You can even throw mock-ups in the road and knock their in-tention silly. It's quite odd. I wasn't doing that to you. ЛРХ: [аудитории] Хорошо. Так вот, это просто рассчитано на то, чтобы сбить с тол-ку. Есть тренер, который создаёт контрэмоции. Вы понимаете? Так что сначала мы добиваемся, чтобы она выполняла это достаточно хорошо, чтобы она могла пробиться сквозь свои собственные эмоции и энтурбуляцию и так далее, а затем делаем так, чтобы она могла пробиться, несмотря даже на то, что тренер добавляет сюда всякую всячину, понимаете? Так вот, это можно улучшать по-чти до бесконечности. Вы даже можете подбрасывать сюда мокапы, мешая студенту, и вышибать его намерение. Это очень чудно. Я вам этого не делал.
But I'm doing this very rapidly. I'm just showing you the necessary stages of it. The rea-son I am using Joyce, by the way, is she is very, very accustomed to handling MEST, as a sculp-tress would be. And you notice she isn't stum-bling around on it. And I know that I couldn't rattle her. Probably couldn't rattle her with a brickbat on a roll of string. Но я провожу это в очень быстром темпе. Я просто показываю вам необходимые этапы. Между прочим, причина, по которой я позвал именно Джойс, заключается в том, что для неё как для скульптора это совершенно привычное дело -работать с МЭСТ. И вы заметили, что, выполняя упражнение, она не «спотыкается» то тут то там. И я знаю, что я не смог бы сбить её с толку. Вероятно, я не смог бы сбить её с толку даже с помощью дубины.
Now, I could, however, embarrass her with some praise, which is the only thing that's wrong. Тем не менее, я мог бы смутить её похвалой, и это - единственное, что с ней не так.
[to student] So do it again and I'll show you that's true. [студентке] Итак, продолжай, и я докажу тебе, что это правда.
Student: Stand up. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо.
LRH: You're doing very well. That was very good, that last one. ЛРХ: У тебя очень хорошо получается. Вот это, последнее, получилось очень хорошо.
Student: (laughs) Stand up. Студентка: (смеётся) Встаньте.
LRH: See?Now, you see? ЛРХ: Видите? Теперь видите?
Good, Joyce. Now, you just do it a few times and I'm not going to nag you. I'm going to give you a little opportunity to flatten this out. Хорошо, Джойс. Теперь просто выполни это пару раз, я не буду придираться к тебе. Я дам тебе небольшую возможность сгладить это.
Now just put the intention in it to stand up, then thank it. Intention in it to sit down, then put it down and thank it. Now, you just get those two intentions going and you're real good here. Теперь просто помести в предмет намерение встать, затем поблагодари его. Помести в него намерение сесть, поставь его и поблагодари. Просто делай так, чтобы эти два намерения осуществлялись, это у тебя действительно хорошо получается.
Student: Mm-hm. All right. Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Угу. Хорошо. Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Some more. ЛРХ: Ещё немного.
Student: Stand up. Студентка: Встаньте.
LRH: Go on. Some more. ЛРХ: Продолжай. Ещё немного.
Student: Stand up. Thank you. Sit down. Студентка: Встаньте. Спасибо. Сядьте.
LRH: Now, Joyce, I'm going to show you a little trick. ЛРХ: Теперь, Джойс, я покажу тебе маленький трюк.
Student: Thank you. Студентка: Спасибо.
LRH: Just for this time, and this isn't the way to do it. I'm just going to show you a trick that will help you overcome something here. ЛРХ: Только в этот раз, и это - не то, как нужно выполнять это упражнение. Я просто покажу тебе трюк, который поможет тебе кое-что преодолеть.
Student: All right. Студентка: Хорошо.
LRH: Put your intention around and hit it in the back. Put... ЛРХ: Сделай так, чтобы твоё намерение обошло пепельницу вокруг и достигло её с другой стороны. Сделай...
Student: Oh. Студентка: О.
LRH: Put your intention around and make it hit the back. ЛРХ: ... так, чтобы намерение обошло пепельницу вокруг и достигло её с другой стороны.
Student: Instead of trying to go through it? Студентка: Вместо того чтобы пытаться пройти сквозь неё?
LRH: Yes. Just stop trying to go through it. ЛРХ: Да. Просто перестань пытаться пройти сквозь неё.
Student: Okay. Студентка: Хорошо.
LRH: And hit it on the other side. That isn't the proper way to do it. This is just part of a drill that would gradually get her to permeate direct-ly. ЛРХ: И пусть оно достигнет её с другой стороны. Это не то, как нужно выполнять упражнение. Это просто часть упражнения, которая постепенно приведёт её к тому, что она будет непосредственно пропитывать предмет намерением.
Student: Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: Go ahead. Do some more. ЛРХ: Продолжай. Ещё немного.
Student: Stand up. Thank you. Sit down. Thank you. Студентка: Встаньте. Спасибо. Сядьте. Спасибо.
LRH: How are you doing with that now? ЛРХ: Как у тебя теперь дела?
Student: Well, yeah, that's rather odd. Студентка: Что ж, да, это довольно не-обычно.
LRH: It is odd, isn't it? Hm? ЛРХ: Необычно, не правда ли? А?
Student: Yeah, it is. Студентка: Да.
LRH: Are you doing this better than you were originally? ЛРХ: У тебя сейчас лучше получается, чем в начале?
Student: I think so. I think so. Студентка: Думаю, что да. Думаю, что да.
LRH: Well, do it a couple more times until you're a little more sure that you're doing better. ЛРХ: Что ж, сделай это ещё пару раз, по-ка не появится немного больше уверенности в том, что сейчас у тебя получается лучше.
Student: Oh, I could do this a lot better, but it'd take a while. Студентка: О, у меня могло бы получаться намного лучше, но на это уйдёт время.
LRH: You could do this better. You see that there's some possibility of improvement in this? ЛРХ: У тебя может получаться лучше. Видишь, что здесь есть некоторая возможность для улучшения?
Student: Yes. Студентка: Да.
LRH: You see where you're going. ЛРХ: Видишь, к чему ты движешься?
Student: Mm-hm. Студентка: Ага.
LRH: And using you as an example up here hasn't ruined your future ability, has it? ЛРХ: И то, что мы использовали тебя в качестве примера здесь на сцене, не уничтожило твои будущие способности?
Student: No. Студентка: Нет.
LRH: No. ЛРХ: Нет.
Student: Probably helped it a lot. Студентка: Это, вероятно, сильно помогло.
LRH: Well, will you do something for me? ЛРХ: Что ж, не могла бы ты сделать кое-что?
Student: Surely. Студентка: Конечно.
LRH: Will you just take a colored ashtray or something of the sort and do two or three hours of that for me. Hm? ЛРХ: Просто возьми пепельницу из цветного стекла или что-нибудь в этом роде и выполняй, пожалуйста, это упражнение в течение двух-трёх часов. Ладно?
Student: All right. Студентка: Хорошо.
LRH: By yourself. ЛРХ: Сделай это сама.
Student: Mm-hm. Студентка: Угу.
LRH: You know? ЛРХ: Понимаешь?
Student: You know what? I'll have that ash-tray standing up there, too. Студентка: Знаете что? У меня та пепельница будет вставать, это уж точно.
LRH: Okay. I'm sure she will. Thank you, Joyce. ЛРХ: Хорошо. Я уверен, что она это сделает. Спасибо, Джойс.
Простота этого упражнения просто поразительна. Но то, что я вам рассказал, - это, в сущности, тот материал, который используется при тренировке. Вот так надо тренировать на этом упражнении.
Я расскажу вам небольшую историю, связанную с этим упражнением. В лондонской организации работала одна девушка. Когда в апреле я отправился в Лондон, я захватил с собой КОО и эти разнообразные упражнения, и я начал проверять по этим упражнениям весь персонал в Лондоне, - всех, кто занимался одитингом, и начал поднимать их уровень. Я начал этим заниматься как раз в то время. Один из штатных одиторов (очень приятная девушка, и обычно - очень хороший одитор) в течение недели одитировала совершенно спятившего преклира. По той или иной причине она приходила в полнейшее расстройство при мысли о том, что она будет одитировать ту девушку - преклира. Очевидно, её это довольно сильно рестимулировало, к тому же ей пришлось сменить темп проведения одитинга, и это её тоже расстроило. Она использовала технику одитинга, с которой она не была хорошо знакома. Это её очень расстраивало.
Что ж, у той девушки-преклира оставалось ещё две недели одитинга в запасе. Так что, не-много послушав, как работает одитор, я сказал ей: «Возьми дома тряпичную куклу, скажи ей встать и поблагодари её, скажи ей сесть и поблагодари её. Упражняйся в этом по дороге на работу и по дороге с работы. Делай это дома. И сгладь это, чтобы ты была способна помещать в неё намерение».
Она делала это в выходные. Она вернулась, взяла этого психотика за шиворот, и в течение двух недель одитировала безо всякой рестимуляции, с потрясающими достижениями. Тот же одитор. Единственное различие (она не получала никакого процессинга)... единственное различие было в том, что она много часов выполняла «Тон 40 на предмете» на ста-рой кукле, Тряпичной Энн. Так вот, это было единственным различием. Это весьма примечательное изменение, достигнутое одитором в одиночку. Она делала это без тренера, без большого количества указаний и без особого ноу-хау. Она просто это делала. Так вот, это то, что можно сделать с помощью этого упражнения. Я понятия не имею, что произойдёт, если выполнять его в течение восьмидесяти или ста часов. Я понятия не имею, что произойдёт, если тренировать студента по этому упражнению по максимуму и если сгладить каждую его часть. Но я полагаю, именно то, что сказала Джойс: вся физическая вселенная будет «вставать» стоймя.
Спасибо.
Аватара пользователя
Адвахов Виктор

 
Сообщения: 240
Зарегистрирован: 21 ноя 2015, 00:46


Вернуться в Наследие

Кто сейчас на конференции

Сейчас этот форум просматривают: нет зарегистрированных пользователей и гости: 1

cron